Главная    О нас    Услуги и Цены    Консультация Online    Контакты    Статьи
 
   



Субъекты и объекты земельных правоотношений

Трудно не согласиться, что "проблема правоотношения - одна из наиболее сложных и в то же время наименее разработанных проблем правовой науки"*(1). В последние годы появилось немало работ в области исследования гражданских*(2), жилищных, налоговых правоотношений*(3), однако глубоких теоретических исследований земельных правоотношений вот уже много лет не проводилось*(4). Не претендуя на комплексное исследование вопроса, рассмотрим их субъектный и объектный составы.

В самом общем виде под земельными правоотношениями понимаются урегулированные нормами земельного права общественные отношения, участники которых имеют соответствующие субъективные права и юридические обязанности в сфере использования и охраны земель.

Далеко не все отношения по поводу земли являются земельными и регулируются нормами земельного права. Существует целый спектр вопросов, которые регламентируются смежными отраслями, например, плата за землю, территориальное планирование и градостроительное зонирование, охрана государственной границы, административно-территориальное устройство и т.д.

Земельные правоотношения могут быть классифицированы: - по виду - правоотношения собственности, ответственности за земельные правонарушения, охраны земель и т.д.; - в зависимости от категории земель - правоотношения по использованию и охране земель поселений, земель лесного фонда, земель водного фонда и др.; - по функциональному назначению - регулятивные (выражаются в совершении их участниками правомерных положительных действий: использовании земельного участка по целевому назначению; выполнении мероприятий по охране земель и т.д.) и охранительные правоотношения (возникают при нарушении земельного законодательства и могут повлечь применение к правонарушителю мер юридической ответственности).

Субъекты земельных правоотношений могут быть классифицированы: - по юридическому перечислительному методу: граждане, юридические лица, Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования; - по гражданско-правовому основанию: собственники земельных участков, землевладельцы, землепользователи, арендаторы*(5).

Граждане для участия в земельных отношениях должны обладать правоспособностью и дееспособностью.

Под правоспособностью понимается признаваемая в равной мере за всеми гражданами способность иметь права и нести обязанности (ст. 17 Гражданского кодекса РФ), которая возникает в момент рождения и прекращается смертью. Гражданская дееспособность, т.е. способность гражданина приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, по достижении восемнадцатилетнего возраста (ст. 21 ГК РФ). В случае, когда законом допускается вступление в брак до восемнадцати лет, гражданин, не достигший этого возраста, приобретает дееспособность в полном объеме со времени вступления в брак. Такие правила действуют и в сфере земельных отношений.

У юридического лица правоспособность и дееспособность возникают одновременно. Согласно ст. 48 ГК РФ, юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Общая праводееспособность юридического лица состоит в возможности иметь гражданские и земельные права (вещные и обязательственные права на земельные участки). Специальная праводееспособность предусмотрена для государственных и муниципальных унитарных предприятий, а также некоммерческих организаций. Праводееспособность юридического лица в сфере земельных отношений возникает в момент его создания и прекращается после завершения его ликвидации.

Российская Федерация, субъекты РФ и муниципальные образования могут принимать участие в земельных отношениях в двух качествах: как властный орган, издающий обязательные к исполнению предписания, и как собственник земельных участков, владеющий, пользующийся и распоряжающийся ими.

Субъектный состав земельных правоотношений регламентируется Земельным кодексом РФ, однако может уточняться в иных нормативно-правовых актах. Участниками земельных отношений являются (п. 3 ст. 5 ЗК РФ) собственники земельных участков, землепользователи, землевладельцы, арендаторы, обладатели сервитута (Градостроительный кодекс РФ называет их "правообладателями земельных участков"). Их права на землю, в зависимости от категории этой земли, имеют некоторую специфику.

В составе земельного фонда России выделяется, например, категория земель лесного фонда. Права пользования участками лесов как входящими, так и не входящими в лесной фонд, возникают (ст. 24 Лесного кодекса РФ) на основании договора аренды, безвозмездного пользования, либо концессии такого участка, а сами субъекты такого права называются лесопользователями.

Тесная связь существует между водными объектами и землями водного фонда. Договор пользования водным объектом может быть заключен (ст. 55 Водного кодекса РФ) на краткосрочное пользование (на срок до трех лет), на долгосрочное (ст. 42 ВК РФ) пользование (от трех до двадцати пяти лет), либо на установление частного водного сервитута. Субъекты такого права называются водопользователями.

До принятия нового ЗК РФ иностранные граждане и юридические лица могли приватизировать (и становиться их собственниками) только те земельные участки, которые находятся под приватизированными объектами недвижимости*(6).

Новый Земельный кодекс РФ разрешил иностранцам приобретать в собственность земельные участки, хотя такая возможность носит (по сравнению с россиянами) ограниченный характер.

Во-первых, в собственность иностранным гражданам, лицам без гражданства и иностранным юридическим лицам не могут быть переданы (п. 3 ст. 15 ЗК РФ) земельные участки в приграничных территориях, перечень которых устанавливается Президентом РФ в соответствии с Законом "О государственной границе РФ". Пункт 5 ст. 3 Федерального закона от 25 октября 2001 г. N 137-ФЗ (в ред. от 31 декабря 2005 г.) "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" (далее - Вводный закон)*(7) до установления такого перечня не допускает предоставление иностранцам земель приграничных территорий. При этом остается открытым вопрос: что следует понимать под "приграничными территориями" - территории всех субъектов РФ, имеющих выход к государственной границе (их 36 из 89)? Или территории приграничных муниципальных образований?

Ответ на этот вопрос можно найти пока только в судебной практике. Интересно, что в определении приграничной территории принял участие сам субъект РФ, и на основании именно его решения иностранному юридическому лицу было отказано в приобретении права собственности на земельный участок. ЗАО "Минерал Кнауф" в 2000 г. были предоставлены в постоянное (бессрочное) пользование земельные участки под карьер и производственную базу общей площадью 168,64 га. Общество обратилось с заявлением в администрацию города Ахтубинска и Ахтубинского района о намерении приобрести эти участки в собственность на основании ст. 3 Вводного закона. Однако глава администрации отказал акционерному обществу (постановление от 18.10.02 N 1405) в приобретении в собственность земельных участков на основании того, что весь Ахтубинский район определен приграничной территорией, в то время как иностранный инвестор ЗАО "Минерал Кнауф" - фирма "Кнауф Интернациональ ГМБХ" (Германия), зарегистрированная на территории России как иностранное юридическое лицо, имеет долю в его уставном капитале в размере 66,6% (п. 4.4 Устава ЗАО) и, следовательно, владеет контрольным пакетом акций.

Арбитражный суд Поволжского округа оставил кассационную жалобу ЗАО без удовлетворения*(8), руководствуясь при этом законом "О государственной границе РФ", письмом Пограничной службы России Краснознаменского Северо-Кавказского регионального Управления в/ч 2449 N 1/24 от 08.01.02 и ст. 1 постановления главы администрации Астраханской области от 26.06.98 N 264 "Об определении пограничных территорий внутренних и пограничных вод и установлении в них режимов приграничных территорий", в котором вся территория Ахтубинского района определена как приграничная.

Это не единственное ограничение для приобретения земли в собственность иностранными гражданами и юридическими лицами.

Во-вторых, им не предоставляются земли в собственность на иных (кроме пограничных) территориях, установленных особо федеральными законами.

В-третьих, земельные участки из состава земель государственной или муниципальной собственности предоставляются им в собственность только за плату (п. 5 ст. 28 ЗК РФ).

В-четвертых, иностранные граждане, иностранные юридические лица, лица без гражданства, а также юридические лица, в уставном (складочном) капитале которых доля иностранных граждан, иностранных юридических лиц, лиц без гражданства составляет более чем 50%, могут обладать земельными участками или долями в общей собственности на земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения только на праве аренды (ст. 3 Федерального закона от 24.07.02 N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" в ред. от 18.07.05)*(9).

Конституционность норм ЗК РФ в части возможностей иностранных граждан и юридических лиц приобретать в собственность земельные участки вызывает ряд сомнений.

Конституция РФ закрепляет большинство субъективных прав как за гражданами РФ, так и лицами без гражданства (апатридами) и иностранными гражданами, используя при этом термин "каждый". В России каждый, находящийся в пределах ее границ, имеет право на жизнь (ст. 20 Конституции), на благоприятную окружающую среду (ст. 42), право иметь имущество в собственности (ст. 35) и т.д. Субъектами этих прав являются все лица, находящиеся в границах России, независимо от их пола, гражданства, национальности и т.д. В этом проявляется "национальный режим", т.е. уравнение в правах граждан РФ, иностранных граждан и апатридов.

Однако ряд субъективных прав предоставляется только гражданам России: право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей, право избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления (ст. 32), право собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование (ст. 31) и т.д. В соответствии с ч. 1 ст. 36 Конституции граждане и их объединения (т.е. юридические лица) вправе иметь в частной собственности землю. Если бы такое право принадлежало также апатридам, иностранным гражданам (их объединениям) и юридическим лицам с иностранным участием в тексте статьи использовался бы термин "каждый".

Конституционный Суд РФ окончательно разрешил эту неопределенность, рассмотрев дело о проверке конституционности ЗК РФ в связи с запросом Мурманской областной Думы.

Заявитель полагал, что ряд норм ЗК РФ (в частности, п. 3 ст. 15, п. 12 ст. 30, п. 5 ст. 35 и т.д.) по своему содержанию противоречат Конституции России (в частности ст. 2, ч. 3 ст. 4, ч. 1 ст. 7, ч. 1 ст. 9, ч. 1 ст. 15, ч. 2 ст. 19, ч. 1 ст. 36 и ч. 1 ст. 67). В обоснование были приведены следующие доводы: 1) земля является основой жизни и деятельности проживающих на ней народов (в данном случае народов РФ) и закон не может ограничивать право на эту основу и перераспределять ее в пользу лиц, не относящихся к народам РФ; 2) из Конституции РФ следует, что субъектом права частной собственности на землю могут быть только российские граждане и их объединения; 3) предоставление иностранным гражданам, лицам без гражданства и иностранным юридическим лицам права собственности на землю создает возможность отторжения земли иностранному государству посредством сделок или предъявления территориальных претензий к РФ, может привести к нарушению суверенитета РФ. Кроме того, Мурманская областная Дума просила признать ЗК РФ в целом не соответствующим Конституции по порядку принятия (не было учтено мнение субъектов РФ).

Конституционный Суд признал оспариваемые статьи ЗК РФ, а также порядок его принятия не противоречащими Конституции России. В частности, в решении было отмечено, что сама по себе возможность предоставления иностранным гражданам, лицам без гражданства и иностранным юридическим лицам права приобретать в собственность и владеть, пользоваться и распоряжаться земельными участками не противоречит конституционно-правовому статусу земли как публичного достояния многонационального народа России и вытекает из ч. 2 ст. 9, ч. 1 и 2 ст. 35 и ч. 3 ст. 62 Конституции РФ. В качестве общего принципа российского законодательства Конституция устанавливает "национальный режим" для иностранных лиц и лиц без гражданства, т.е. в отношении прав и обязанностей приравнивает их к российским гражданам. Федеральный законодатель установил приоритет российских граждан иметь в собственности землю, введя ряд ограничений для иностранных граждан и юридических лиц, лиц без гражданства в осуществлении права землепользования (например, в части запрета приобретать земельные участки в приграничных территориях). Этого достаточно для обеспечения суверенных прав России на ее природные богатства и ресурсы и гарантирования россиянам относительно равных условий конкуренции с иностранным капиталом*(10). Рассматривая субъектный состав земельных правоотношений, нельзя согласиться с утверждением о существовании публичных земельных отношений между обществом и гражданами, осуществляющими общее природопользование, а также частных земельных отношений между обществом, гражданами и юридическими лицами*(11). Дело в том, что общество не может выступать стороной земельного правоотношения ввиду отсутствия у него четкого правового статуса (персонифицированности). Правоотношения же общего природопользования возникают между гражданами, с одной стороны, и органом публичной власти - собственником территории (земельного участка) с другой.

Кроме того, стороны правоотношений всегда имеют взаимообусловленные права и обязанности, неисполнение которых может повлечь неблагоприятные последствия. Но какие есть у общества права и обязанности и как оно может воздействовать на правонарушителя (того же порядка общего природопользования)? Логика рассуждения неизбежно приводит к органу публичной власти, который принимает юридически значимые решения и имеет четко установленные права и обязанности.

Трудно не согласиться, что употребление таких понятий, как "общество", "народ" или "достояние народов" в сфере правового регулирования приведет к расплывчатости и неконкретности, появлению споров и конфликтов.

Собственность в юридическом смысле предполагает персонификацию, следовательно, для того, чтобы выступать субъектом права собственности, народ должен иметь юридически оформленное организационное единство в виде государства, юридического лица и т.д.*(12).

В статье 5 ЗК РФ при перечислении участников земельных отношений ни "народ", ни "общество" не упоминаются, но при этом и ЗК РФ, и другие федеральные законы выделяют особого субъекта земельных отношений - лица и общины коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ.

Земельные участки, на которых коренные малочисленные народы занимаются традиционным природопользованием, принадлежат к категории земель особо охраняемых территорий и объектов и предоставляются лицам, относящимся к малочисленным народам, и общинам малочисленных народов (являются разновидностью некоммерческих юридических лиц) в безвозмездное пользование. В случае изъятия таких участков для государственных или муниципальных нужд, взамен них предоставляются равноценные, а также возмещаются убытки, причиненные таким изъятием (ст. 11 Федерального закона от 7 мая 2001 г. N 49-ФЗ "О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации")*(13).

Объектами земельных правоотношений являются земля, земельные участки и части земельных участков (ст. 6 ЗК РФ). Понятие земли как объекта правоотношений выделяется, главным образом, в целях ее общей характеристики как объекта государственного и муниципального управления. Граждане, юридические лица и публично-правовые образования не могут быть собственниками земли, но могут быть собственниками земельных участков. Земля как природный объект и природный ресурс не может быть объектом земельных отношений, поскольку объектом земельных отношений всегда является какая-либо юридическая категория, отражающая наиболее характерные и юридически значимые признаки соответствующего объекта природы. Объектом земельных отношений является индивидуализированная часть земли, т.е. конкретный земельный участок*(14).

Представляются оправданными предложения закрепить в ЗК РФ в качестве юридической нормы следующую дефиницию: "Земля - это естественно возникший компонент природной среды, поверхностный (в том числе почвенный) слой суши, расположенный над недрами, характеризующийся особым органоминеральным составом, строением, границами в пространстве и выполняющий необходимые для обеспечения жизнедеятельности человека и окружающей среды функции"*(15). Несмотря на то, что это определение исключает из понятия "земля" целую категорию земель водного фонда, экологически ориентированный подход к пониманию земли, хорошо вписывающийся в стратегию перехода России к устойчивому развитию, можно только приветствовать.

Понятие "земля" может быть дифференцировано применительно к отдельным категориям земель и их частям (субкатегориям) в публично-правовых интересах. Статья 7 ЗК РФ подразделяет весь земельный фонд России (все земли в пределах ее границ) на семь категорий исходя из их целевого назначения. Правовой режим земель зависит от их принадлежности к той или иной категории и разрешенного использования в соответствии с зонированием территорий.

Следовательно, можно говорить, например, о дифференцированном правовом режиме входящих в состав категории земель сельскохозяйственного назначения субкатегорий сельскохозяйственных угодий и несельскохозяйственных угодий (ст. 77 ЗК РФ). В правовом режиме категории земель поселений можно выделить субрежимы, установленные для территориальных зон населенных пунктов (ст. 35 Градостроительного кодекса РФ), поскольку для каждой из них (жилой, производственной, зоны сельскохозяйственного использования и т.д.) устанавливается градостроительный регламент, определяющий виды разрешенного использования земельных участков, предельные размеры земельных участков и разрешенного строительства, а также ограничения использования земельных участков и объектов капитального строительства (ст. 1).

Возможна и дальнейшая дифференциация правового режима земель. Например, глава 16 ЗК РФ выделяет категорию земель промышленности и иного специального назначения, включающую, в том числе, субкатегорию земель транспорта (ст. 90 ЗК РФ), которая также не является однородной. Она определяет особенности использования и охраны земель автомобильного, железнодорожного, воздушного и иных видов транспорта.

Под земельным участком как объектом земельных правоотношений понимается (п. 2 ст. 6 ЗК РФ) часть поверхности земли (в том числе почвенный слой), границы которой описаны и удостоверены в установленном порядке. Это не противоречит ГК РФ, распространяющему право собственности на земельный участок на находящиеся в границах этого участка поверхностный (почвенный) слой и замкнутые водоемы, а также находящиеся на нем лес и растения (п. 2 ст. 261 ГК РФ). В части права собственности на лес Лесной кодекс РФ предусматривает при этом иное правовое регулирование. Статья 7 ЛК РФ устанавливает, что все леса, кроме расположенных на землях обороны и землях населенных пунктов (поселений), образуют лесной фонд, который находится в федеральной собственности (ст. 19 ЛК РФ). При этом ст. 20 ЛК РФ распространяет право собственности гражданина (юридического лица) на древесно-кустарниковую растительность, расположенную на принадлежащем ему земельном участке.

Согласно п. 3 ст. 261 ГК РФ собственник вправе использовать по своему усмотрению все, что находится над и под поверхностью принадлежащего ему земельного участка, если иное не предусмотрено законами о недрах, об использовании воздушного пространства и иными законами. Возникает интересная параллель с воззрениями римских юристов, согласно которым право собственности на землю простирается вглубь под поверхностью и вверх над нею до бесконечности. Однако логично предположить, что "собственник земельного участка может воспрепятствовать проведению тоннеля, проложению газо- или водопроводных труб и других подобных сооружений под его участком на какой угодно глубине, проведению телеграфных или телефонных проволок на какой угодно высоте. Но такое положение, очевидно, несовместимо с самыми разнообразными интересами современного благоустройства..."*(16).

Юридически значимая граница земли и недр, а также пределы реализации собственником своих правомочий установлены в ст. 19 Закона "О недрах". Собственники земельных участков имеют право в их границах по своему усмотрению добывать без применения взрывных работ общераспространенные полезные ископаемые, не числящиеся на государственном балансе, строить подземные сооружения для своих нужд на глубину до пяти метров, а также устраивать и эксплуатировать бытовые колодцы и скважины на первый водоносный горизонт, не являющийся источником централизованного водоснабжения.

В статье 6 ЗК РФ "земельный участок" упоминается прежде всего как общее, родовое понятие, которое конкретизируется применительно к отдельным категориям земель (например, "участок лесного фонда") либо целевому назначению земельного участка (например, "дачный участок"). Земельное законодательство часто использует различные синонимы понятия "земельный участок", например "полоса отвода" (п. 2 ст. 90 ЗК РФ), означает земельный участок вдоль железнодорожной магистрали, важной составной частью земель сельскохозяйственного назначения являются сельскохозяйственные угодья (ст. 79 ЗК РФ), в других федеральных законах упоминаются водно-болотные угодья, охотничьи угодья и т.д. Такая дополнительная терминология уточняет правовой режим конкретного земельного участка как объекта земельных отношений*(17). Кроме того, Европейская конвенция о ландшафтах (Флоренция, 20.10.2000), не ратифицированная пока Россией, предусматривает и такой объект земельных отношений, как ландшафт.

Анализ земельного законодательства показывает, что де-факто объектом земельных отношений выступают не упомянутые в ст. 6 ЗК РФ земельные доли, т.е. доли в общей собственности на земельный участок. Закон "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" регулирует порядок использования земельных долей, возникших в результате приватизации сельскохозяйственных угодий, и фактически рассматривает их как самостоятельный объект земельных отношений (ст. 15), что вполне отвечает реальности.

ЗК РФ ошибочно выделяет в качестве объекта земельных отношений часть земельного участка. В качестве объекта правоотношения "часть" выступать не может, поскольку в случае разделения земельного участка на две части каждой из них в установленном порядке будет присвоен индивидуальный кадастровый номер, а собственник каждой вновь образованной "части" получит правоустанавливающий документ на земельный участок, а не на его часть. Точно также невозможно приватизировать часть земельного участка. В случае продажи собственником "части участка" сделка будет зарегистрирована только после проведения землеустроительных работ и постановки нового участка (а не "части" прежнего) на кадастровый учет. В научной юридической литературе уже отмечалось, что "части земельного участка не может быть, как не может быть части доски. Если распилить одну доску на несколько частей, то получатся те же доски, но меньших размеров. То же происходит и с земельным участком: при разделе его на местности получатся те же земельные участки, но меньших размеров, в своей совокупности равные площади разделенного участка"*(18).

Материалы судебной практики только подтверждают правильность такого подхода. Так, в постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 21.07.04 N А56-2920/04 отмечено, что "изменение кадастрового номера объекта недвижимости свидетельствует о прекращении существования объекта, права на который зарегистрированы, и создании нового объекта недвижимости. Следовательно, в силу... Закона о регистрации в случае разделения земельного участка должны быть прекращены права на прежний земельный участок и зарегистрированы на вновь образованные земельные участки".

Индивидуализация земельного участка происходит в процессе землеустройства и кадастрового учета. Собственник земельного участка до заключения какого-либо договора по использованию участка обязан индивидуализировать "часть" участка с присвоением кадастрового номера. Соответственно, в качестве предмета договора он должен будет указать земельный участок, индивидуализированный на местности.

ЗК РФ в ст. 6 и некоторых других упоминает, правда, "часть земельного участка", однако соответствующей нормы-дефиниции не содержит, в то время как определение земельного участка в нем дано (п. 2 ст. 6).

Единственный, пожалуй, случай, когда часть земельного участка как объект земельных правоотношений имеет значение, вытекает из норм Федерального закона от 18.06.01 N 78-ФЗ "О землеустройстве" (с изменениями от 18.07.05)*(19), который действительно выделяет в качестве объектов землеустройства не только земельные участки, но и их части. Закон обязывает проводить землеустроительные работы для определения границ сервитутов, охранных зон заповедников, т.е. ограниченных в использовании частей объектов землеустройства.

Однако даже в этом случае графическое отображение такой части земельного участка означает определение границ особого правового режима фактически всего земельного участка, как этого требует порядок оформления документов государственной регистрации права собственности на землю. Сведения вносятся в подраздел III Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним в качестве ограничений (обременений) права собственности и иных прав на недвижимое имущество и не носят самостоятельного характера (ст. 12 Закона РФ от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" в редакции от 31.12.05)*(20).

Такая землеустроительная фиксация носит вспомогательный характер и предназначена лишь для определения границ правомочий собственника - уточняет на местности его возможности по свободному и ограниченному использованию земельного участка.

Признание земельного участка делимым либо неделимым имеет важнейшие гражданско-правовые и земельно-правовые последствия, касающиеся приобретения права собственности. Например, если принадлежащее нескольким лицам на правах собственности здание находится на неделимом земельном участке, они имеют право приобрести этот участок в общую долевую собственность или в аренду с множественностью лиц на стороне арендатора (п. 3 ст. 36 ЗК РФ). Однако при этом ни ЗК РФ, ни иные федеральные законы не содержат четких критериев и процедур классификации земельного участка в качестве делимого или неделимого.

Сама возможность делимости и неделимости земельных участков вытекает из положений ст. 133 ГК РФ, признающей, что вещь, раздел которой в натуре невозможен без изменения ее назначения, является неделимой. Условиями делимости являются сохранение разрешенного использования и категории земли, а также минимальный размер земельного участка, меньше которого вновь образованные участки быть не могут. При этом первое условие не универсально и имеет значение, главным образом, в границах категории земель поселений, поскольку под разрешенным использованием земельного участка понимается его использование в соответствии с градостроительными регламентами, а последние не устанавливаются в отношении земель сельскохозяйственных угодий, земель лесного и водного фонда и земель некоторых других категорий (ч. 6 ст. 36 Градостроительного кодекса РФ).

Критерии делимости или неделимости земельных участков сформулированы в ч. 4 ст. 41 Градостроительного кодекса РФ: - инициатива постановки вопроса о делимости или неделимости земельного участка принадлежит его правообладателям; - размеры участка, образованного в результате объединения либо разделения, не должны превышать предельные размеры, предусмотренные градостроительным регламентом (ст. 38 Градостроительного кодекса РФ); - разделение участка на два и более допускается только в случае наличия самостоятельных подъездов и подходов к каждому из образованных участков (в целях предотвращения массовых судебных процессов об установлении частных сервитутов); - объединение участков в один допускается только при условии, если образованный земельный участок будет находиться в границах одной территориальной зоны (ст. 35 Градостроительного кодекса РФ).

Особым объектом земельных отношений является почва - верхняя часть плодородного слоя. Наряду с землей, почва является компонентом природной среды и отдельным объектом охраны окружающей среды в соответствии со ст. 1, 4 Федерального закона "Об охране окружающей среды" от 10 января 2002 г. в редакции от 31.12.05.*(21). Разделяя земли и почвы как объекты правовой охраны, закон отдельно предусматривает необходимость принятия мер по сохранению земель и почв при размещении объектов энергетики (ст. 40), эксплуатации сельскохозяйственных объектов (ст. 42), мелиорации земель (ст. 43), размещении отходов (ст. 51) и т.д. Не менее важно и установление мер по охране редких и находящихся под угрозой исчезновения почв, в отношении которых ведется Красная книга почв (ст. 62).

В заключение можно подвести некоторые итоги краткого рассмотрения субъектов и объектов земельных правоотношений.

1. Земельные правоотношения - это общественные отношения, урегулированные нормами земельного права, участники которых имеют взаимно корреспондирующие друг другу субъективные права и юридические обязанности в сфере использования и охраны земель.

2. Субъектами земельных правоотношений выступают граждане, юридические лица, публично-правовые образования. Законодательно выделяются особенности правового положения иностранных граждан и юридических лиц как субъектов земельных правоотношений.

3. Земельное и градостроительное законодательство дифференцирует "землю" как объект земельных правоотношений и "категории земель", включающие в свой состав "субкатегории земель", непосредственно состоящие из земельных участков. При этом в ЗК РФ и иных федеральных законах отсутствуют соответствующие дефиниции (кроме "земельного участка"). Целесообразно дополнить ЗК РФ отдельной статьей "Основные понятия" по аналогии с законом "Об охране окружающей среды" (ст. 1) и многими другими нормативно-правовыми актами.

4. Выделение "части земельного участка" как отдельного, самостоятельного объекта земельных правоотношений является ошибочным. Кроме того, п. 1 ст. 6 ЗК РФ должен быть дополнен понятием "земельная доля", как фактически уже существующей разновидностью объектов земельных правоотношений.

5. Земля, категория земель и земельный участок как правовые категории находятся в соотношении "общее - особенное - единичное". Для каждой категории земель установлено целевое назначение. Говорить о разрешенном использовании для каждого земельного участка не представляется возможным, поскольку оно означает, по сути, использование земельного участка в соответствии с градостроительным регламентом (ст. 36-37 Градостроительного кодекса РФ). Поскольку для большинства категорий и субкатегорий земель градостроительный регламент не устанавливается (ч. 6 ст. 36 Градостроительного кодекса РФ), то и их "разрешенное использование" невозможно. Применительно к таким землям действуют правила о целевом назначении земельных участков.

6. Земля, являясь природным объектом, природным ресурсом и объектом недвижимости (ст. 1 ЗК РФ), существует в сфере не только земельных, но и экологических, гражданских и иных правоотношений. Земля и земельный участок являются объектами гражданских и земельных правоотношений, в то же время почва (разновидность природных объектов, нуждающихся в охране) - экологических.

А.П. Анисимов,

доктор юрид. наук, заведующий кафедрой гражданского права и процесса Волгоградского филиала Московского университета потребительской кооперации

"Судебно-арбитражная практика Московского региона. Вопросы правоприменения", N 4, июль-август 2006 г.


   
© 2009 Правовой Центр - "Правый Берег". Все права защищены. Разработка и развитие сайта: [ми: - студио] - 2009 год